Лесков Николай Семенович
Лесков Николай Семенович
1831-1895

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Сочинения
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (18)


Рассказ "Антука"
Лесков Николай Семенович - Произведения - "Антука"

                                            "En-tout-cas" - зонтик на всякую погоду.                                             (Из модного прейскуранта)             На  скором  поезде  между чешской Прагой и Веной я очутился vis-a-vis с неизвестным мне славянским братом, с которым мы вступили по дороге в беседу. Предметом  наших  суждений  был  "наш век и современный человек". И я, и мой собеседник  находили  много  странного  и  в веке, и в человеке; но чтобы не впадать в отчаяние, я привел на память слово Льва Толстого и сказал:       - Образуется!       Собеседник понял значение этого слова и продолжал:       -   Это   верно;   но  только  что  образуется-то!  Было  преобладающее впечатление  свирепства,  злости,  бездушия  или слабости и распущенности, и все-таки можно было предвидеть, как жизнь перетолчет это в своей ступе и что из  этого образуется. А теперь преобладает во всем какой-то фасон "антука" - что-то  готовое  на  всякий случай и годное для всякой погоды: от дождя и от солнца.  Меня  поражает  эта  удивительная  приспособительность,  которую  я замечаю  во  всех  слоях  общества  и повсюду. Неделя тому назад как я видел такой экземпляр в этом роде, что прямо в печать просится.       Я его попросил рассказать, и он мне рассказал следующее.         

    ГЛАВА ПЕРВАЯ

Недавно мне привелось побывать в соляных копях в Галиции. Оттуда, когда выйдешь на землю, представляются два места для отдыха и подкрепления: можно идти позавтракать при буфете на железнодорожной станции, а можно то же самое сделать и в ближайшей "старой корчме". В корчме укромнее, проще и теплее, чем на станции. Здесь в сырое время можно и обсушиться, и обогреться, потому что тут есть огромный кирпичный камин, и чуть холодновато - всегда тлеет толстый обрубок дерева, а вокруг него весело потрескивает и издает здоровый, смолистый запах зеленый вереск. Там, на "бангофе" - Европа, а здесь, в корчме - еще "Stara Polska". Я бываю в той местности раза два в год и знаю тамошнюю корчму много лет назад. Когда тут не было железнодорожного "бангофа", корчма была единственным приютом для путников, а теперь она занимает второе место, но я ей все-таки верен. Лета мало изменили корчму. Тот же низенький, старопольский фасад и тот же грязноватый ход через сени с вытоптанным кирпичным полом и с тяжелыми столами, покрытыми не совсем чистыми ширинками грубой ткани. В огромном камине и теперь пылает огонь, в стороне перегородка, и в ней квадратное оконце, за которым находится главное место хозяина. Перед оконцем полка и на ней неизысканная выставка закусок: жареный гусь, обложенный кисло-сладкой капустой; бигос из колбас и капусты; зразы с кашей, с хлебом и капустой; капустняк с фаршем; жареная серна и мелкая дичь, прошпигованная салом, и, вдобавок, щука по-жидовски с шафраном. В графинах водка, наливки разных цветов, бочонок с пивом и наш добрый красный гольдек в полубутылках. Впрочем, над прилавком есть надпись, что здесь еще можно иметь старый мед, и тут же иллюстрированный прейскурант, в котором значится несколько названий венгерских вин, между которыми подчеркнут "маслачь". Патрон большой краковской корчмы это вино особенно рекомендует. Но самое замечательное здесь собственно в самом патроне, и с него начинается дело. И корчма, и мед, и бигос - это все старого типа, а в патроне есть обновление во вкусе "антука". Нынешний патрон здесь с прошлого года и он мне не знаком, но предместник его внушал мне большие симпатии. Это был пожилой, сухощавый и очень медлительный в своих движениях поляк. Его звали пан Игнаций. Он был человек задумчивый, точно он нес на себе судьбы мира и по дороге зашел в корчму, присел у прилавка, пригорюнился и начал хозяйствовать, но совсем без удовольствия, так как это не его дело. В таком грустном, но благородном настроении он здесь состарелся и умер, все размышляя о Польше и о "ракушанских швабах". Теперь вместо почтенного Игнация за буфетом не сидит, а мотается новый арендатор - человек более молодой и несравненно более подвижный, даже чересчур подвижный и говорливый. Зовут его пан Мориц или "гер Мориц", - кому как угодно, - он на все откликается. (Игнаций никогда на "гера" не откликался.) Между паном Игнацием и Морицем во всем огромная и страшная разница: они и по характеру, и по темпераменту, и по воспитанию совсем разные типы. Игнаций представлял из себя нечто поэтическое и вдохновительное, - особенно для нашего брата-славянина: это был матерый, чистокровный поляк, - "шляхтич на огороде равный воеводе". Он ходил в темной чемарке из довольно грубого, но зато настоящего, "хозяйственного", польского сукна, в панталонах, заправленных
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

Лесков Николай Семенович - Произведения - "Антука"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"